Хупа – еврейская свадьба

Хупа – еврейская свадьба

Рабби Акива истолковывает заповедь Творца, данную Им мужчине и женщине: «и будут единой плотью». Приглядимся к тому, как выглядят на священном языке два слова – «муж» (איש, иш – алеф, йод, шин) и «жена» (אשה, иша – алеф, шин, эй). Если из первого забрать букву «йод» (иш), а из второго «эй» (иша), то оставшиеся буквы в обоих словах образуют одно и то же слово эш – алеф, шин (אש, «огонь»). Это означает, что в каждом мужчине сокрыт «огонь пожирающий», в каждой женщине таится «жгучий огонь», и когда мужчина и женщина соединяются вместе, то соединяются два вида огня, и если за ним не следить как следует и не стеречь его, вмиг вспыхнет страшное пламя, способное опустошить и уничтожить их мир. Если оно, не дай Б-г, уже разгорелось, потушить его нет возможности, ибо «вся жизнь приходит в мир лишь благодаря огню». С другой стороны, оставить его полыхать тоже невозможно, ибо «все зло приходит в мир лишь от огня». Что же сделал Всевышний? Одну из букв Своего Имени – йод – Он отдал мужчине (и из слова эш – огонь, получилось слово иш – мужчина), а другую букву Своего Имени – эй – Он отдал женщине (и из слова эш – огонь получилось слово иша – женщина). Таким образом огонь, заключенный в мужчине и женщине, остался таким, каким он был – в полной своей силе и мощи, но теперь, когда мужчина и женщина соединяются вместе и буквы Б-жьего Имени вновь соединяются вместе, Шхина покоится между ними. Дела вековечные...

Всюду, где присутствует Шхина, огонь светит, но не пожирает, греет, но не сжигает. Поэтому, если супруги ведут себя достойно и не заставляют своими поступками Шхину уйти от них, она присутствует между ними, все их дела отмечены благословением, и супруги своими деяниями и тем потомством, что они производят на свет, становятся «партнерами» Всевышнего в деле Творения. Но если, не дай Б-г, они ведут себя недостойно, то сами прогоняют от себя Шхину (потому что Шхина не присутствует нигде, кроме того места, в котором царит мир), и тогда они лишаются всех творческих, животворящих сил, им не остается ничего, кроме огня, который их сжигает.

Еврейский дом – это святилище, в котором присутствует Шхина. Жители дома подобно священникам (коэнам) ежедневно и во всякое время возносят Небесам жертвоприношения. Прекрасные жертвы, из самого лучшего и дорогого – из плоти и крови самих приносящих жертву, и они возносятся к небесам, вызывая милость и благословение...

Вы хотите узнать точнее, что за жертвы приносят в еврейском доме, в котором почиет Шхина? Вот они.

Муж и жена превозмогают в себе «огонь пожирающий и жгучий», заключенный в них, оказывают милость друг другу и всячески стараются друг друга поддерживать, а скрытый в них огонь они раздувают только дозволенным образом: ради исполнения заповеди и продолжения существования мира, воздвигая чистое и святое потомство. С любовью и удовольствием они несут весь груз забот и тягот воспитания детей, общения с соседями, помощи бедным – жертвы, столь желанные Небесам. И Всевышнему они дороги как никакие другие. Такой дом – самое настоящее святилище, истинный храм, и он заслуживает того, чтобы в нем родился будущий избавитель Израиля!

В древних книгах объясняется, почему брачный документ мудрецы назвали «ктуба» (хотя, по сути дела, это обычное долговое обязательство или перечисление обязанностей мужа по отношению к его жене). Ему присвоили особое имя, чтобы тем самым выделить из массы прочих деловых бумаг и документов: вместо слова ктав – каф, тав, вейт (כתב, «документ») слово ктуба – каф, тав, вав, бейт, эй (כתובה), чтобы в само название этого свидетельства истинного и вечного союза, заключенного между супругами, вставить две буквы Б-жьего Имени – (ו, «вав») и (ה, «эй»). Теперь супруги воссоздают полностью все Имя Всевышнего, все четыре буквы: «йод» в муже (иш), эй – в жене (иша), вав и эй – в ктубе, и в каждом еврейском доме присутствует Имя Всевышнего, во всей его полноте.

Другие статьи