Другой сорт жизни

Другой сорт жизни

В одном из мероприятий, проводимых в Вашингтоне в честь Любавичского Ребе, один из докладчиков попытался проиллюстрировать уникальный подход Ребе и представил это так: Однажды ученые объявили, что через две недели растают ледники, и вся планета будет затоплена водой. Люди начали обращаться к религиозным лидерам, чтобы спросить, что делать. Все говорили, что это будет конец света, и что нет никаких возможностей убежать от Армагеддона. Когда пришли к Ребе, он говорил: «Ну, нам осталось лишь две недели, чтобы научиться жить под водой».

Этот уникальный подход находит отражение и в еврейском обычае называть день смерти праведника – hилола. Это арамейское слово, которое означает – большая радость, радость свадьбы. Но, как можно использовать такое выражение в такие дни как смерть праведников, которые мудрецы сравнили с днем разрушения иерусалимского храма? В конце концов, происходит самая печальная вещь – Праведники, которые осветили мир в учениях и служение Вс-вышнего, отошли от нас. Мы больше не увидим их, и не услышим от них звук Торы и молитвы. Как мы можем называть этот день, hилола – день радости, и не просто радости, но радости свадьбы!

Мы можем видеть в этом истинный смысл жизни праведников, и особенно тех, кто проложил путь для других, которые в нем идут – так, как их ученики и последователи. Эти жизни не заканчиваются с исходом жизни из тела. Даже тогда они продолжают жить, влиять, направлять и руководить – но уже другим образом.

Большинство людей живут материальной жизнью. В то время как мы все верим в существование Б-жественной души у нас, и мы также знаем, что именно она большая часть нашей сущности, но это лишь абстрактное знание. Мы видим только физическую реальность, наши чувства воспринимают только её, и от этого мы получаем вдохновение, счастье или печаль. Когда физическая жизнь заканчивается, мы называем это смертью, потому что здесь это конец такого формата жизни.

Но у праведника сущность жизни совершенно другая. Они видят реальность другими глазами – духовными глазами. Они видят во всем духовную Б-жественную сущность. Они живут жизнью души, жизнью веры. Они радуются, впечатляются, вдохновляются совершенно другими вещами – духовными.

В 3-й день месяца Тамуза (в этом году – 11.06.13) была 19-я годовщина Любавичского Ребе. Да, 19 лет прошли с того дня, когда ребе покинул физическое тело, и поднялся в высших мирах, там, где подобно находится для такого великого праведника. Но мы понимаем, что если будем продолжать изучать учения ребе, продолжать жить так, как ребе нас научил, и добывать еврейский свет и святость, так, как ребе нас научил – неправильно будет сказать, что ребе покинул этот мир в полном смысле, потому что настоящая жизнь ребе – это его Тора, его влияние, которое живёт и увеличивается все больше и больше.

В заключение, я хочу поделиться с Вами случаем, который произошел в последний месяц, когда Вс-вышний просто чудом спас мою жизнь и жизнь моей жены, но также случай, который подтверждает, что Любавичкий ребе продолжает влиять на нас и сейчас.

Мы с женой поехали в аэропорт Днепропетровска провожать нашего сына Дуби в Московскую Йешиву на учебу.

Во время поездки я получил сообщение от моего друга, реб Мойше Довид Коэн, который в тот момент был на могиле Любавического Ребе в Нью-Йорке. Он спросил меня, есть ли у меня имена, которые я хотел бы упомянуть в благословении у Ребе. Так как мы были в дороге, я не успел много написать ему, и попросил его только упомянуть мое имя и имя моей жены, на успех в нашей работе в Запорожье, и чтобы Всевышний вывел нас «из теснины на простор». Я сам не понимаю, почему я выбрал эти слова.

Через 15 минут, на обратном пути в Запорожье, начался дождь. Я попытался снизить скорость, чтобы не подвергать аварии машины впереди меня, но вдруг тормоза перестали работать. Сразу же я повернул руль влево, выехав на встречную полосу. Чудом не было никаких машин впереди. И вдруг наша машина перевернулась три раза!

Трудно описать ужасное чувство у человека в тот момент, зная, что семеро детей ждут дома возвращения своих родителей. Мы кричали вместе «Шма Исроэль», чувствуя, что уже не дай Б-г…

По милости Б-жьей ничего не произошло с нами, мы вышли из помятой машины без единой царапины.

После я узнал, что мой друг, который был в тот момент на могиле Ребе, упомянул нас прямо перед аварией.

Другие статьи