Бехукотай

Название этой главы, «Бехукотай», означает: «По установлениям Моим». Слово «установление» обычно относится к законам Б-га, но здесь оно имеет несколько другое значение. Глава открывается словами: «Если по установлениям Моим будете вы поступать и заповеди Мои соблюдать…» (Ваикра, 26:3). Раши приводит комментарии мудрецов, что слово «установление» в данном случае не следует понимать как синоним слова «заповедь»; ведь о заповедях отдельно сказано: «…и заповеди мои соблюдать…» Что же означают слова: «…по установлениям Моим будете вы поступать…»? – «Будете заняты Торой».

Иначе говоря, изучение Торы именуется здесь «Мои установления». Может показаться, что между этими двумя понятиями, изучением Торы и установлениями Б-га, большая разница. Тора – это высшая мудрость, и ее изучение связано с пониманием, интеллектуальной работой. Слово же «установления» означает приказ, то, над чем надо не раздумывать, а делать.

Рабби Шнеур-Залман из Ляд замечает, что слово хукот («установление») имеет общее происхождение с однокоренным ему словом хакика («выбивание в камне»). Таким образом Тора дает нам намек на то, что человек должен трудиться над изучением Торы на уровне хакика. Связь человека с Торой должна быть такой же, как между буквами, выбитыми в камне и камнем.

Увы, выражение «рукописи не горят» остается только словами. Горят и сгорают. Горит написанное чернилами на бумаге, но никогда не сгорит выбитое в камне. Буквы на бумаге, казалось бы, являются единым целым с бумагой. Но все же письмо состоит из двух вещей – чернил и бумаги. Буквы же, выбитые на камне, составляют совершенно единое целое с камнем, их невозможно разделить. Они, собственно, и остаются камнем, не представляя собой сами по себе ничего.

В любой учебе возможны два уровня. Человек может заниматься каким-то делом, знания представляют для него самоценность, он будет учиться для того, чтобы больше знать. Это ему интересно. Но возможен и другой подход. Далеко не все, что человеку приходится изучать, скажем, в школе, так уж ему интересно. Но… Надо!

Несколько по-другому обстоит дело с изучением Торы. Мало того, чтобы написанное в ней было нам просто интересно, нравилось, чтобы ее знания наполняли нас. Этот уровень символизируется буквами, написанными на бумаге. От человека требуется нечто иное. Знание Торы должно стать его естеством, как бы неотделимой от него частью его самого. Ничто не должно отделять его от Торы. Этот уровень отображен буквами, выбитыми в камне.

Второй уровень можно лучше узнать, обратившись к примеру рабби Шимона бар Йохая. Один из самых достойных представителей еврейского народа, исполненный истинного благочестия и скромности, он говорит: «Видел я высоких людей (праведников), мало их… Если их двое, то это я и мой сын, если один, то это я». Как может праведный и столь скромный человек так себя восхвалять? Как соотносится это с его хваленой скромностью?

Именно Рашби мог сказать о себе то, что большинству людей непозволительно. Его погружение в Тору и Б-жественность было настолько абсолютно, что он и на себя мог посмотреть со стороны, просто констатируя факт. И это вовсе не противоречило его праведности.

Из всего этого понятно, почему изучение Торы именуется «установлениями». Да, для ее изучения необходимо интеллектуальное погружение, но, главное, – полная самоустраненность перед Б-жественной мудростью. Мы пытаемся понять Тору, потому что Б-г хочет, чтобы мы ее поняли, а не для того, чтобы больше знать, не из суетного интереса. И именно такой подход является залогом того, чтобы путь Торы стал для нас как выбитые в камне буквы.

Другие статьи